Межиров Александр - От зноя и от пыли

Ст. читает автор
Поэт Александр Межиров

От зноя и от пыли,
от ветра и воды
терраску застеклили
на разные лады.
Цвела моя терраска.
Для каждого стекла
особенная краска
подобрана была.
С терраски застекленной
из пестрого окна
мне жизнь видна зеленой
и розовой видна.
Оранжевой, лиловой
и розовой опять,
и розовое слово
мне хочется сказать.
Стекляшками на части
разъято бытие,
и розовые страсти –
призвание мое.
Нет ни зимы, ни лета,
ни ночи нет, ни дня,
и розового цвета
румянец у меня.
Не ведаю, какая
погода наяву,
от жизни отвыкая,
живу и не живу.
Но жизнь превыше быта,
добро сильней, чем зло,
и вдребезги разбито
обманное стекло.
И как в волшебной сказке
по мановенью лет
приобретают краски
первоначальный цвет.

Андрей Грицман
Об Александре Межирове

Когда говоришь о поэте, говорить надо, прежде всего, о стихах. Судьба поэта – это его стихи. Внешняя жизнь является орнаментом предназначения, судьбы поэта, той главной жизни, которой являются стихи. Стихи – это судьба, жизнь души, ее исповедь. Когда сказано все, тогда душа, и ее инструмент – “лира”, замолкает. В случае одаренного поэта, обычно на время. В этих случаях, однако молчание тоже может быть “криком души” и со временем прорывает внешнюю оболочку бытия. В случае некоторых многоречивых, “писучих” авторов поток становится пересказом уже высказанного, гладкописью и результат известен.
В случае поэта Межирова в запасе есть столько недосказанного, важного, и вес слова столь велик, что “музыкальных заставок” нет. На путь падают монеты поэтической речи, путь по которому поэт ведет в туманные, заснеженные, странные места...
Душа поэта рассказывает свою историю сквозь шум жизни, но, слушая “шум времени”. Поэтому нет особой нужды рассматривать детали биографии, противоречивые повороты ежедневного бытия поэта, неразрешённые загадки, недосказанные слова, смысл тех или иных оброненных фраз кому-то, то в творческой командировке, то в ЦДЛ, в Переделкино, то в Нью-Йорке.
Одна из главных черт поэзии – ускользание, неподдаваемость анализу рационального смысла. Поэту Александру Межирову как раз весьма свойственно это ускользание, переливчатость, переменчивость. Здесь поставим точку. Да, ему это свойственно, но, в то же время, стихам его свойственна сквозная, стержневая цельность, идущая от совсем ранних стихов, с начала 40-х до самых последних, стихов “американского цикла” или американского периода.
Вот и сейчас, иногда, когда звоню Межирову, спрашиваю, – “Что поделываете?”, он и говорит, – “Смотрю тетради конца тридцатых, начала сороковых годов: ищу в каких-то обрывочных записях – а нет ли там стихотворения”. Вот эти “поиски стихотворения” всё время, постоянно, сквозь шум жизни, сквозь повороты её, и есть характерная черта Межирова. Несмотря на литературный круг “соратников”, собутыльников, подельников, учеников и учениц, Межиров всегда был один. Как и должно быть с поэтом. Сам он говорил: “Поймите, стихи – дело одинокое, “волчье”. Вот это слово “волчье” и врезалось в память. Эта переливчатость, ускользаемость звучит и в его оценках, замечаниях о поэзии.
Межиров Александр - Защитник Москвы
Ст. читает В. Зубарев
00:01:05
Межиров Александр -Тишайший снегопад
Ст. читает М. Поздняков
00:01:18
Межиров Александр - Баллада о немецкой группе
Перед войной на Моховой читает М. Поздняков
00:01:57
Межиров Александр - Стихотворения
Читает автор
00:51:46
Межиров Александр - Какая музыка была
Ст. читает М. Поздняков
00:01:15
Межиров Александр - О войне ни единого слова не сказал
Ст. читает М. Поздняков
00:01:25
Межиров Александр - Проводы
Ст. читает М. Поздняков
00:03:13
Межиров Александр - Утром
Ст. читает автор
00:02:54
Межиров Александр - Вес верст
Из поэмы читает В. Зубарев
00:01:55
М
Межиров Александр - Крытый верх у полуторки этой
Читает В. Ларионов
00:01:17