Бондарев Юрий - Мгновения. Мозаика человеческой жизни - новеллы

Читает В. Ларионов
МГНОВЕНИЯ
МОЗАИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ

Новеллы Ю. БОНДАРЕВА
читает В. ЛАРИОНОВ

Сторона 1—23.10
МГНOBEHИE МГНОВЕНИЯ
МАТЬ.
ВДОВА.
СХИМНИК

Сторона 2 — 23.46
КРАСОТА.
ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ.
ОЖИДАНИЕ

ИОСИФ ЛИФШИЦ, фортепиано
В композиции использована музыка
БЕТХОВЕНА, БРАМСА, РАХМАНИНОВА

Народный артист РСФСР Владимир Андреевич Ларионов — один из ведущих мастеров ленинградской школы художественного чтения. Её отличают строгий вкус при отборе литературного материала, безупречность стиля и высокая гражданственность, столь свойственная русскому театральному искусству. В. А. Ларионов пришел на концертную эстраду уже сложившимся драматическим артистом. К тому времени на театральной сцене им были сыграны многие роли классического и современного репертуара, свидетельствующие о широте его актерского диапазона: Лестер («Мария Стюарт» ф. Шиллера). Герцог («Мера за меру» В. Шек¬спира), Протасов («Дети солнца» М. Горького). Константин («Дети Ванюшина» С. Найденова), Молча¬лин («Горе от ума» А. Грибоедова), Дзержинский («Кремлевские куранты» Н. Погодина), Кондратенко
(в инсценировке романа А. Степанова «Порт-Артур») и другие. Первые выступления Ларионова-чтеца состоялись в годы войны на Дальнем Востоке. Ларионов ра¬ботал тогда в Ленинградском Новом театре (ныне театр им. Ленсовета) и участвовал в шефских концертах, с которыми артисты выступали перед моряками Дальневос¬точного флота. В 1948 году Владимир Ларионов (в ту пору артист Ленинградского государственного академического театра драмы имени Пушкина) впер¬вые представил на суд слушателей программу, созданную по рассказам Александра Грина. Следующей его работа была композиция по роману Э. Войнич «Овод». Она-то и решила дальнейшую судьбу Ларионова - отныне он всецело посвящает себя художественному слову. Творческая жизнь чтеца на литературной эстраде нераздельно связана с режиссером Е.Н. Смирновой, с которой им созданы самые значительные работы. Вот далеко не полный перечень программ Ларионова: Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Блок Бунин, Мопассан, Хемингуэй, вечера советской поэзии. Поэтическая антология Ларионова «Страницы русской лирики», включающая в себя стихи многих поэтов - от Державина до Пастернака, носит благородный просветительский характер, — она невольно заставляет вспомнить знаменитые строки В. Жуковского:

О малых спутниках, которые наш свет
Своим сопутствием для нас животворили,
Не говори с тоской: их нет,
Но с благодарностию: были.

Это бережное, трепетное (с благодарностию») отношение проходит через все вечера Ларионова, в которых звучат бессмертные творения мировой литературы «Божественная комедия» Данте и сонеты Пет¬рарки, «Фауст» Гете и лирика Гейне. Тончайшая проза Бунина и новеллы Мопассана. Исполнение Ларионова проникнуто острым духом современности, будь то классика или произведения XX века. Тема ответственности, таланта перед обществом объединяет казалось бы, столь далекие друг от друга произведения, как «Портрет» Гоголя и «Снег Килиманджаро» Хемингуэя. Показывая крушение личности художника в «Снегах Килиманджаро», Ларионов в то же время вскрывает душевные муки героя, который вершит над собой высший суд. Потому и смерть его принимается как искупление. Тему «художник в обществе» Ларионов продолжает исследовать и в повести Гоголя «Портрет». Для артиста это не просто обращение к одному из значительнейших произведений русской классики, но стремление его как художника, прошедшего до¬статочно длинный путь в искусстве, напомнить об ответственности таланта перед своей эпохой. Обращение артиста к философским этюдам Юрия Бондарева «Мгно¬вения» неслучайно. И для писателя, а вслед за ним и для чтеца — это произведение во многом итоговое, Ю.В. Бондарев принадлежит к поколению, чья юность была опалена войной. Он вошел в литературу одновременно с В. Быковым, Г. Баклановым. В. Носовым, В. Астафьевым, В. Курочкиным. «Все мы, писатели-фронтовики, вышли из бондаревских «Батальонов», — писал В. Быков.
«Батальоны просят огня»— второе крупное произведение писателя, которому предшествовала повесть «Юность командиров». Накопленного на войне было много. С короткими перерывами выходили его романы и повести «Последние залпы», «Тишина», «Горячий снег», «Родственники». Особенность дарования Бондарева точно определил критик В. Чалмаев, назвав его «лирическим летописцем военного времени». Действительно, фронтовой прозе Бондарева свойствен напряженный, порой скрытый лиризм, который всецело захватывает читателя, делая его соучастником происходящих событий. Об одном на своих героев Бондарев писал: «Судьба наказала его памятью и ответственностью». Память и ответственность, черты, извечно присущие русской литературе, завещанные ей еще автором «Слова о полку Игореве», — основная тема произведении Бондарева. «Берег» — философский роман о творчестве, и в то же время это кни¬га о войне. Обе темы сливаются в единую — тему взаимопонимания, без которого человеческое существование невозможно. Судьбы, искалеченные войной, — тема романа «Выбор». Искуплением за содеянные трагические ошибки иногда становится жизнь, и человек сам назначает цену. В этом — высшая истина. Герои Бондаре¬ва идут к ней чаще всего дорогами войны, как шел и сам писатель. «Вся моя биография» — говорит Бондарев, — как и биография моих сверстников, пронизана войной. Но что прочнее всего врезалось в память? Баталии? Нет, слава богу, они не заслонили людей. Знаете, что пронзительнее и ярче я помню? Лица, бесконечная череда лиц и голоса людей».
Лица и голоса людей, их биографии, их судьбы... Об этом короткие лирико-философские этюды «Мговения», спрессованные писателем в «мозаику человеческой жизни». Бондарев заставляет ценить эти мгно¬вения. О мгновениях духовных взлетов, способных иногда осветить целую жизнь, напоминает нам писатель. Вечные проблемы бытия и искусства — любовь, творчество, детство, смерть — проходят в этом своеобразном произведении, запечатленные то как беглые зарисовки, то как житейские истории, то как притчи.
«Что больше объединяет людей — любовь или искусство? Не сино¬нимы ли это?» — вопрошает писатель. Пожалуй, в русской литера¬туре это синонимы. Это имел в виду Горький, говоря о великой щед¬рости отечественной литературы и ее создателей. «Сердце русского писателя было колоколом любви».
Ассоциативность «Мгновений» Бондарева позволяет ощутить непрерывность гуманистических традиций искусства. Этим отмечена рабо¬та В. А. Ларионова, привнесшего в литературный материал свое, личное, что выразилось и в кратких стихотворных эпиграфах на Тютчева, Блока, Пастернака, и в музыке Бетховена, Брамса. Рахма¬нинова, которая звучит в этой программе. На этот раз артист отка¬зался от роли интерпретатора, и превратился в читателя Юрия Бондарева, признательного в благодарного ему за воскрешение вы¬соких истин, без которых невозможна человеческая жизнь, как невозможно искусство без борьбы за эти истины, к которым разными пу¬тями идут люди.
Галина Коваленко
Б
Бондарев Юрий - Юность командиров п3
Арт Моск театр 1983 рул 12
00:22:01
Б
Бондарев Юрий - Горячий снег
Коллекция Н. Кружкова стр. ром. читает А. Кочетков
01:15:41
Бондарев Юрий - Последние залпы - часть 3-я
Повесть читает И. Кваша зап. 9. 11. 83г
00:58:02
Б
Бондарев Юрий - Последние залпы
Стр. книги читает И. Кваша
00:47:04
Б
Бондарев Юрий - Юность Командиров
Коллекция Н. Кружкова читает Б. Моргунов зап. 14. 6. 71г
00:27:49
Бондарев Юрий - Последние залпы повесть ч. 1я
Читает И. Кваша зап. 83г. ч1 из 2х
00:31:33
Бондарев Юрий - Берег
Читает Ю. Каюров
00:53:43
Бондарев Юрий - Последние залпы повесть ч. 1я
Читает И. Кваша зап. 83г. ч2 из 2х
00:26:10
Б
Бондарев Юрий - Выбор
Ю. Каюров
00:24:34
Бондарев Юрий - Берег
Радиоспектакль МТ 1979г ч4 из 4х
00:33:23